Алиса Бриз
Будем смеяться не дожидаясь минуты, когда почувствуем себя счастливыми, иначе мы рискуем умереть, так ни разу и не засмеявшись. (с) Ж. Лабрюйер
Автор: Алиса Бриз
Фэндом: Ориджиналы
Рейтинг: PG-13
Жанры: Слэш (яой), Ангст, Философия, Даркфик, POV, ER (Established Relationship)
Предупреждения: Смерть персонажа, Нецензурная лексика
Размер: планируется Мини, написано 3 страницы
Кол-во частей: 2
Статус: в процессе

Описание:
У меня всего пара знакомых наберется, кто единственный житель в своей голове. Мы теперь при встрече задаем вопрос: "Как вы?" отнюдь не от того, что страдаем избытком вежливости, нет. Просто нас чаще всего в голове несколько. Сумасшествие давно вышло из моды, им нынче болеют слишком многие

Мой наркотик - это ты
Ты все чаще хватаешь меня за руку и утягиваешь прочь из этой грязной реальности. Мы спешим к очередному твоему сомнительному другу, который всегда готов по дешевке толкнуть виртуальные наркотики. У тебя таких друзей много, создается впечатление, что ты специально притягиваешь разного рода бомжей и нариков. Хотя и сам ты сейчас выглядишь не лучше, на грязных волосах осела пыль, так же как и на рваной старой одежде, за спиной болтается рюкзак увешанный разнообразными ржавыми винтиками, спиральками и шурупами, на щеках лихорадочный румянец, а глаза горят в предвкушении новой дозы. В XXV веке люди все чаще убегают от реальности, только вот если пару веков назад все хотели чего-то ненормального, то теперь наркотики - некое подобие снотворного для сознания, иначе мозг просто выворачивает на изнанку. Психологическими отклонениями здесь никого не удивишь, у меня всего пара знакомых наберется, кто единственный житель в своей голове. Мы теперь при встрече задаем вопрос: "Как вы?" отнюдь не от того, что страдаем избытком вежливости, нет. Просто нас чаще всего в голове несколько. Сумасшествие давно вышло из моды, им нынче болеют слишком многие.
Ты тащишь меня за собой по трассе, расположенной в нескольких метрах от земли. Уже и не помню когда последний раз спускался туда. Все потому что за несколько десятков лет поверхность земли стала непригодна для жизни, там теперь высятся свалки из разного ржавого хлама. Мусорные кучи уходят высоко в небо и дороги оплетают их как плющ деревья. Я покорно тащусь следом за тобой, в конце концов какая мне разница куда ты меня ведешь? В глаза и в нос попадает пыль и я то и дело чихаю, запинаясь о трещины на дороге, сколько бы веков не прошло и как бы не изменился мир, козлы и дороги - все еще основные проблемы России. Людей вокруг нас почти нет, толко через несколько метров спешит куда-то девушка с синими волосами и серебряной кожей, нано-технологий в мире почти столько же, сколько и шизофреников, еще через пару метров от девушки чуть ли не ползет нам на встречу какой-то нефор, он так же как и ты обвешан всякими металлическими побрякушками, а на голову надет противогаз, из-под которого выбиваются, торчащие во все стороны, волосы. Парень - представитель популярного неформального движения нью- грин-пис. Эти ребята старательно делают вид, что состояние планеты им просто ну до пизды небезразлично и сообщают об этом каждому встречному. Вот и сейчас нефор как-то странно активизировался и бодренько пополз к девушке, уже заранее начиная предать той мозг. Нанитка лишь закатила глаза, показала прилипале средний палец и спокойно отправилась дальше, уже больше не обращая внимания на парня, который все еще кричал ей что-то вслед.
Ты внезапно резко останавливаешься, из-за чего я практически влетаю тебе в спину, и начинаешь рыться в рюкзаке, попутно шепча что-то себе под нос и попеременно морщась. Наконец выловив из кучи хлама маленький чип, вставляешь его в специальный разъем, расположенный на шее и на минуту закатываешь глаза. По твоему телу пробегает дрож, а руки мелко трясутся. Ты наконец закинулся последней дозой лекарства и голоса в твоем сознании замолкли, но ты понимаешь что это ненадолго и скоро они снова вернуться, поэтому вновь ускоряешь шаг и практически тащишь меня на буксире. Я не против, мне вообще все равно.
Перед глазами вспыхивает яркий свет и я внезапно понимаю, что навстречу нам несется огромный мотоцикл. Из под колес вылетает очередной сноп пыли и снова попадает мне в глаза. Кашляю. В нескольких метрах от нас раз дается визг шин и чей-то короткий крик. Что-то сбивает с ног, боль приходит только через несколько долгих мгновений. Твою руку я так и не отпускаю. Наши тела, придавленные мотоциклом врезаются в силовое поле вокруг трассы, я почти сразу перестаю чувствовать руки, следом почему-то отключаются ноги и слух. Теперь я как будто в вакууме, вокруг ни единого звука и последнее что я вижу - подкатившийся ко мне противогаз. В круглых стеклах резинового лица вижу отражение собственных безразличных глаз. Лицо почти превратилось в кровавое месиво, но на нем все же медленно проступает пустая улыбка. Жаль, что я не успел закинуться собственной дозой.
Ведь мой наркотик - это ты...

Сорок пять минут
Сорок пять минут урока тянутся мучительно долго и тебе кажется, что ты не выберешься из душного кабинета уже никогда. Задумчиво переводишь взгляд в сторону, прозрачное стекло окна мелькает и подмигивает световыми бликами. Часы тихонько тикают, а ты живешь от щелчка до щелчка. Голова просто раскалывается и каждый звук – удар грома. Украдкой смотришь на маленькие часы на запястье и недовольно морщишься, такая напрасная растрата времени кажется тебе настоящим идиотизмом. Учитель монотонно бубнит что-то себе под нос, тратя драгоценные секунды на никому не нужную алгебру. Чем громче он бубнит, тем сильнее ты выходишь из себя и вот ты уже представляешь, как ты встаешь с места, подходишь к раздражающему учителю и сильно бьешь его по лицу, не обращая внимания на крики одноклассников. Нос сенсея стремительно краснеет, кровь заливает белоснежную сорочку и мужчина падает на колени.
Тик-так, тик-так.
По твоему лицу скользит плотоядная ухмылка. Да, ты бы с удовольствием воплотил фантазию в жизнь. Он бы упал на колени перед тобой, он бы умолял, но ты бы только улыбнулся. А потом для него начался бы ад.
Прежде всего, ты бы, наверное, проткнул ему язык карандашом, что бы он не мог больше так раздражающе бубнить. Потом ты бы заставил его широко раскрыть глаза и смотреть за тем, как ты ломаешь ему пальцы один за другим, а если бы он не послушал тебя, ты бы приколол его веки к бровям, что бы он не смел сомкнуть глаза.
Тик-так, тик-так.
По твоей спине пробежали мурашки, а улыбка стала еще шире. Глупый учитель и не подозревал, о чем мечтает, сидящий на последней парте, тихий мальчик.
Бубнеж учителя прерывает долгожданный звонок с урока, ты первым подскакиваешь и вылетаешь из класса. Все время, пока едешь домой, вспоминаешь учителя. Фантазии возбуждают твое сознание и ты прибавляешь шагу. Влетаешь в дом и скидываешь ботинки.
- Мам, я дома, - улыбаешься ты, заходя на кухню.
В доме стоит мертвая тишина. Твоя мать сидит неподвижно, уронив голову на стол. В руке она держит нож. Ты ласково улыбаешься, касаясь ее волос. Мама все еще не двигается и, кажется, даже не дышит. Постепенно успокаиваешься, голос учителя больше не стоит у тебя в ушах. Бережно вытаскиваешь нож из одеревеневших пальцев, и медленно ведешь по плечу, оставляя глубокие царапины, а затем слизываешь кровь с металлической поверхности. Вдруг твоя рука дергается и ты случайно задеваешь ножку стула. Тело падает, открывая лицо.
Мать мертва.
Ты снова ухмыляешься и резко всаживаешь нож ей в спину. Смерть – твоя доза, и ты не откажешься от нее никогда.
Тик-так, тик-так.


@темы: Фанфик, Рассказ, Ориждинал, Доза